Русский Север

Обзор апелляционной практики по гражданским и административным делам за февраль - март 2016 года

Дело N 33-705 Троицко-Печорский районный суд

По смыслу статьи 57 ЖК РФ для случаев признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции предусмотрена возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении.
Г. обратилась в суд с иском к администрации муниципального района о предоставлении во внеочередном порядке по договору социального найма жилого помещения, возмещении судебных расходов.
Судом к участию в деле в качестве третьих лиц на стороне истца привлечены А. и несовершеннолетние Г.К. и А.Н. в лице их законных представителей Г. и А.
Решением суда исковые требования Г. о предоставлении жилого помещения и взыскании судебных издержек удовлетворены частично: администрация муниципального района обязана предоставить Г. во внеочередном порядке по договору социального найма жилое помещение в виде отдельной квартиры, отвечающей санитарным и техническим нормам, благоустроенной применительно к условиям пгт. Троицко-Печорск Республики Коми, находящейся в черте данного населенного пункта, общей площадью не менее ранее занимаемого <...> кв.м на состав семьи четыре человека; взысканы с администрации муниципального района <...> руб. в возмещение расходов по оплате государственной пошлины и <...> руб. в возмещение расходов по оплате услуг представителя. В остальной части исковые требования Г. оставлены без удовлетворения.
Судом установлено, что истец на основании договора социального найма жилого помещения от ДД.ММ.ГГГГ является нанимателем жилого помещения, находящегося в муниципальной собственности, состоящего из двух комнат в отдельной квартире общей площадью <...> кв.м, расположенной по адресу <...>.
Членами семьи Г. являются А., Г.К. и А.Н.
ДД.ММ.ГГГГ межведомственной комиссией проведено обследование спорного жилого помещения, по результатам которого дано заключение о признании жилого помещения непригодным для проживания, а жилого дома ветхим, аварийным и подлежащим сносу.
Согласно выписке из ЕГРП за Г. зарегистрировано право собственности на жилой дом общей площадью <...> кв.м, расположенный по адресу <...>. Основанием регистрации права является договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ.
Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции с учетом того, что жилое помещение, занимаемое истцом на основании договора социального найма, является непригодным для проживания, пришел к выводу об обязанности ответчика предоставить истцу и членам ее семьи вне очереди жилое помещение в размере не менее занимаемого.
При этом наличие у истца в праве собственности иного жилого помещения не принято судом во внимание как не имеющее значение, поскольку жилое помещение предоставляется в порядке ст. 57 ЖК РФ.
Согласно ч. 2 ст. 49 ЖК РФ малоимущим гражданам, признанным по установленным названным Кодексом основаниям нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, жилые помещения муниципального жилищного фонда по договорам социального найма предоставляются в установленном указанным Кодексом порядке. Малоимущими гражданами в целях данного Кодекса являются граждане, если они признаны таковыми органом местного самоуправления в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению.
Ст. 52 ЖК РФ предусматривает, что жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных данным Кодексом случаев.
Предоставление жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении, регламентировано ст. 57 ЖК РФ, согласно которой жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных ч. 2 этой же статьи случаев.
Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат (п. 1 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ).
Как следует из разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации (Определения от 05.03.2009 N 376-О-П, от 03.11.2009 N 1368-О-О, от 19.10.2010 N 1328-О-О, от 26.05.2011 N 643-О-О, от 21.12.2011 N 1655-О-О), для ряда случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, в том числе в случае признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции, законодатель предусмотрел возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке, но при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 52 Жилищного кодекса РФ).
Такое законодательное регулирование, как отмечает Конституционный Суд Российской Федерации, согласуется со ст. 40 (ч. 3) Конституции РФ, которая обязывает государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами не любым, а только малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище.
При этом законодатель не связывает возможность признания гражданина нуждающимся в получении жилого помещения с конкретным правом, на котором ему принадлежит (или ранее принадлежало) жилое помещение, а потому нуждающимся, по смыслу приведенных законоположений, может быть признан как наниматель по договору социального найма, так и собственник жилого помещения.
Ни из ст. 57 Жилищного кодекса РФ, ни из каких-либо других его положений не следует, что обязательным условием внеочередного предоставления жилья гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания, является нахождение гражданина на учете в момент возникновения обстоятельств, обусловивших непригодность жилого помещения для проживания. Закрепление такого условия применительно к ситуациям непредвиденной утраты пригодного для проживания жилого помещения противоречило бы принципам равенства и справедливости как конституционным критериям правомерного регулирования прав и свобод человека и гражданина, поскольку означало бы предъявление гражданам, относящимся к данной категории нуждающихся в жилье, объективно невыполнимых требований для целей реализации их права на жилище и тем самым ставило бы их в положение объекта государственно-властной деятельности.
По своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования п. 1 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ не исключает возможность предоставления жилых помещений малоимущим гражданам по договорам социального найма во внеочередном порядке, если они не состояли на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении. При этом решение вопроса о признании конкретных лиц нуждающимися в жилье в указанных случаях относится к компетенции правоприменительных органов, включая суды общей юрисдикции.
Таким образом, по смыслу ст. 57 Жилищного кодекса РФ для случаев признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции предусмотрена возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении.
Следовательно, при разрешении заявленного спора в предмет доказывания входит не только признание занимаемого истцом жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания, но и объективная нуждаемость истца в предоставлении жилого помещения в соответствии с ч. 2 ст. 49 Жилищного кодекса РФ.
В связи с наличием в собственности истца жилого дома, пригодного для постоянного проживания, имеющего общую площадь, превышающую учетную норму и норму предоставления, утвержденные в муниципальном образовании, на каждого члена семьи, судебная коллегия обстоятельств объективной нуждаемости не усмотрела и пришла к выводу об отсутствии оснований для предоставления истцу жилого помещения вне очереди в порядке, предусмотренном ст. 57 Жилищного кодекса РФ.
Судебная коллегия отменила решение суда и приняла по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Дело N 33-1039 Сыктывкарский городской суд

По смыслу абз. 1 ч. 1 ст. 356 и абз. 6 ч. 1 ст. 357 Трудового кодекса РФ при проведении проверок государственный инспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства.
ООО "К" обратилось в суд с иском к Государственной инспекции труда в Республике Коми о признании предписания от ДД.ММ.ГГГГ незаконным, признании факта отсутствия полномочий у ответчика на решение вопроса о начислении и выплате бывшему работнику П. процентов за нарушение установленного срока выплаты окончательного расчета.
В обоснование заявленных требований указано, что предписание вынесено по вопросу, не относящемуся к компетенции Государственной инспекции труда, поскольку спор о выплате бывшему работнику процентов за нарушение установленного срока выплаты окончательного расчета в силу статей 234, 381 Трудового кодекса РФ является индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению либо комиссией по рассмотрению трудовых споров, либо судом.
Решением суда оспоренное предписание признано незаконным.
Материалами дела установлено, что предписанием Государственной инспекции труда в Республике Коми от ДД.ММ.ГГГГ на ООО "К" возложена обязанность устранить нарушения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а именно: в соответствии с требованиями ст. 236 Трудового кодекса РФ начислить и выплатить П., уволенному ДД.ММ.ГГГГ, проценты за нарушение установленного срока выплаты окончательного расчета. Срок выполнения предписания установлен до ДД.ММ.ГГГГ.
Предписание выдано по результатам проведенной внеплановой проверки соблюдения трудового законодательства и иных нормативных актов документов (материалов), представленных ООО "К".
Суд, полагая, что спор по факту выплаты компенсации, предусмотренной ст. 236 Трудового кодекса РФ, является индивидуальным трудовым спором, и, как следствие, оспариваемое предписание вынесено государственным инспектором труда по вопросам, не относящимся к его компетенции, пришел к выводу об обоснованности заявленных требований и удовлетворил их.
В силу требований ч. 1 ст. 381 Трудового кодекса РФ индивидуальный трудовой спор - неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.
В соответствии со ст. 382 Трудового кодекса РФ индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами.
Данных о том, что на момент вынесения предписания П. обратился в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров (суд), в материалах дела не имеется.
П. обратился за защитой своих трудовых прав в ином порядке, предусмотренном нормами Трудового кодекса РФ.
Согласно ст. 236 Трудового кодекса РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.
По смыслу абз. 1 ч. 1 ст. 356 и абз. 6 ч. 1 ст. 357 Трудового кодекса РФ при проведении проверок государственный инспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства. Трудовые споры, в том числе, неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда) рассматриваются в рамках статей 381 - 397 Трудового кодекса РФ комиссиями по трудовым спорам или судами.
В обжалуемом предписании имеются указания на обстоятельства, свидетельствующие об очевидных нарушениях трудового законодательства со стороны работодателя, которые по существу не оспариваются, в связи с чем оспариваемое предписание выдано в пределах компетенции Государственной инспекции труда.
Обязанность работодателя выплатить работнику при прекращении трудового договора все суммы, причитающиеся ему при увольнении, а также компенсацию за задержку выплаты заработной платы прямо предусмотрены ст. ст. 140 и 236 Трудового кодекса РФ соответственно.
Как следует из материалов дела, спор между работодателем и работником о размере причитающихся П. при увольнении денежных сумм отсутствовал.
Следовательно, государственным инспектором индивидуальный трудовой спор не рассматривался.
В спорном правоотношении, действуя в пределах полномочий, установленных статьями 356 - 357 Трудового кодекса РФ, государственная инспекция труда, выявив вышеуказанные нарушения трудового законодательства, предъявила работодателю обязательное для исполнения предписание об их устранении.
Судебная коллегия отменила решение суда и приняла новое решение об отказе в иске.

Дело N 33-2119/2016 Эжвинский районный суд г. Сыктывкара

Согласно нормам ст. 329 Гражданского кодекса РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором. При этом прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечивающего его обязательства, если иное не предусмотрено законом или договором.
С. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании части страховой премии по нескольким полисам-офертам, неустойки за просрочку требования потребителя о возврате уплаченной за услуги суммы в установленный срок, компенсации морального вреда и судебных издержек. В обоснование иска указал, что при заключении кредитных договоров с банком он заключил с ответчиком договоры страхования жизни. Им были досрочно погашены кредиты, в связи с чем досрочно прекращены договоры личного страхования, что является основанием для возврата части страховых премий.
Определением суда к участию в деле в качестве соответчика привлечен банк.
В судебном заседании истец поддержал заявленные требования.
Решением суда в иске отказано.
Установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между С. и банком заключен кредитный договор на сумму <...> руб., при оформлении кредитного договора истец заключил договор страхования жизни и здоровья со страховой компанией (полис-оферта N <...>). Размер страховой суммы составил <...> руб., а размер страховой премии - <...> руб., которая была оплачена ДД.ММ.ГГГГ.
ДД.ММ.ГГГГ между С. и банком заключен кредитный договор на сумму <...> руб. В этот же день истец заключил со страховой компанией договор страхования жизни и здоровья (полис-оферта N <...>, размер страховой суммы - <...> руб., размер страховой премии - <...> руб.), а также договор страхования финансовых рисков - увольнение (сокращение) страхователя с постоянного места работы в соответствии с п.п. 1, 2 ст. 81 Трудового кодекса РФ (полис-оферта N <...>, размер страховой суммы - <...> руб., размер страховой премии - <...> руб.).
Страховая премия по указанным договорам уплачена истцом в полном объеме ДД.ММ.ГГГГ.
ДД.ММ.ГГГГ истцом досрочно исполнены обязательства по кредитным договорам в полном объеме, на основании чего он обратился в страховую компанию с заявлениями о расторжении договоров страхования жизни, здоровья и финансовых рисков.
По результатам рассмотрения этих заявлений ответчик отказал в удовлетворении претензий истца, сославшись на то, что условиями договоров страхования не предусмотрен возврат страховой премии.
Разрешая спор при установленных обстоятельствах, суд первой инстанции исходил из того, что пунктом 7.4 Условий страхования предусмотрено, что при досрочном прекращении Договора страхования по инициативе Страхователя уплаченная страховая премия возврату не подлежит, если иное не предусмотрено Договором страхования (Полисом-офертой).
При этом суд указал, что досрочное погашение кредита не относится к обстоятельствам, указанным в п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса РФ для досрочного прекращения договора страхования, и, соответственно, для применения последствий такого прекращения, изложенных в п. 3 указанной статьи, поскольку само по себе досрочное погашение кредитных обязательств не свидетельствует о том, что возможность наступления страхового случая (смерть или постоянная полная нетрудоспособность в результате несчастного случая или болезни) отпала, и существование страхового риска прекратилось.
Из материалов дела следует, что договоры страхования жизни, здоровья, трудоспособности и финансовых рисков истца были заключены как обеспечительные меры исполнения им обязательств по возврату заемных средств по договорам кредита. Периоды действия этих договоров совпадают, как и суммы кредита и страхования.
В пунктах 5.1 договоров (полисов-оферт) страхования, подписанных сторонами, указано, что "страховые суммы по этим договорам определены пределами сумм выданного кредита по соответствующему договору и изменяются в течение срока действия этих договоров без подписания дополнительных соглашений и в каждый момент времени равны задолженности Застрахованного по Кредитному договору...". Из указанного условия следует, что при отсутствии задолженности заемщика по кредитному договору страховая сумма также обнуляется, то есть договор страхования прекращается.
Выписки из лицевых счетов истца, предоставленные банком, свидетельствуют о том, что ДД.ММ.ГГГГ С. полностью досрочно исполнены обязательства по кредитным договорам.
При таких обстоятельствах нельзя рассматривать спорные договоры страхования жизни, здоровья, трудоспособности и финансовых рисков истца как самостоятельные, направленные лишь на защиту указанных ценностей. Напротив, эти договоры имеют акцессорный (дополнительный) характер по отношению к кредитным (основным) договорам, которые являются предметом страхового интереса страхователя и страховщика, а охрана указанных в этих договорах рисков С. направлена лишь на обеспечение его способности к исполнению обязательств по кредитным договорам при наступлении таких рисков.
Такое понимание спорных договоров соответствует правилам ст. 329 Гражданского кодекса РФ, согласно которым исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором (ч. 1). При этом прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечивающего его обязательства, если иное не предусмотрено законом или договором (ч. 4).
Соответственно, требования С. являются правомерными.
Судебная коллегия изменила решение в части требований к страховой компании, удовлетворив их, и оставила решение в части требований к банку без изменения.
Предусматривая в п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса РФ императивное прекращение договора страхования при исчезновении страхового интереса, законодатель тем самым указывает на неразрывную связь между наличием такого интереса и действием договора страхования.
Пункт 3 указанной статьи содержит правило, согласно которому при досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 данной статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.
Поскольку кредитные обязательства были исполнены истцом досрочно, его отказ от страхования свидетельствует о прекращении страхового риска и в силу указанных норм является основанием для возврата страховой премии, уплаченной при заключении договора страхования. При этом страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.
Незаконный отказ в корректировке стоимости финансовой услуги (страхования) со стороны страховой компании является прямым нарушением предписаний ч. 1 ст. 31 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", санкцией за которое является предусмотренная ч. 5 ст. 28 указанного Закона неустойка (пеня) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги).
По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ суммы кредитов были возвращены С. досрочно и он направил ответчику заявление с требованием о расторжении договоров страхования в связи с досрочным исполнением обязательств по кредитным договорам и возврате части страховых взносов.
ДД.ММ.ГГГГ страховая компания направила истцу письма с отказом в выплате требуемых сумм, несмотря на право С. на возврат части страховой премии в течение 10 дней со дня предъявления такого требования по аналогии со ст. 22 Закона о защите прав потребителей.
Согласно ч. 1 ст. 31 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" требования потребителя об уменьшении цены за выполненную работу (оказанную услугу), о возмещении расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами, а также о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные п. 1 ст. 28 и п.п. 1 и 4 ст. 29 данного Закона, подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования.
В соответствии с ч. 5 ст. 28 указанного Закона в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 данной статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа.
Под страховой услугой понимается финансовая услуга, оказываемая страховой организацией или обществом взаимного страхования в целях защиты интересов страхователей (выгодоприобретателей) при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков. Цена страховой услуги определяется размером страховой премии (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан").
Судебная коллегия произвела расчет неустойки исходя из трех процентов цены страховой услуги по рассматриваемым договорам, умноженной на количество дней просрочки.
Обязанность по возмещению морального вреда в соответствии с ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" возложена судебной коллегией на страхователя.
Судебной коллегией на основании ст. 13 указанного Закона к ответчику применены меры ответственности в виде штрафа за отказ в удовлетворении в добровольном порядке требований о возврате страховой премии, выплате неустойки и компенсации морального вреда в размере 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя.
Основываясь на ч. 1 ст. 98 и ст. 100 ГПК РФ судебная коллегия взыскала в пользу истца расходы на оплату юридических услуг по ведению дела.
В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ с ответчика в доход бюджета муниципального образования взыскана государственная пошлина, от уплаты которой истец освобожден, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Дело N 33-2124 Воркутинский городской суд

Действующее законодательство не содержит положения о том, что все дела с участием государственных органов подлежат рассмотрению в порядке, установленном КАС РФ, независимо от характера правоотношений.
А. обратилась в суд с административным иском к органу опеки и попечительства об отмене распоряжения от ДД.ММ.ГГГГ об отстранении от исполнения обязанностей опекуна несовершеннолетнего ребенка. Полагала, что оснований для отмены опеки не имелось, поскольку обязанности опекуна исполнялись ею надлежащим образом.
Решением суда обжалованное распоряжение признано незаконным и отменено.
Материалами дела установлено, что опекуном несовершеннолетнего ребенка являлась бабушка А., которая распоряжением органа опеки и попечительства отстранена от исполнения этих обязанностей ввиду их ненадлежащего исполнения.
Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии достаточных доказательств, свидетельствующих о ненадлежащем исполнении А. возложенных обязанностей опекуна, повлекших возникновение угрозы жизни и здоровью несовершеннолетнего. При этом суд рассмотрел требования А. в порядке административного судопроизводства, руководствуясь нормами КАС РФ.
Вместе с тем в силу ст. 4 Федерального закона от 24.04.2008 N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" задачами государственного регулирования деятельности по опеке и попечительству являются: защита прав и законных интересов подопечных. Освобождение и отстранение опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей согласно ст. 8 указанного Закона относится к полномочиям органов опеки и попечительства.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 194 КАС РФ суд прекращает производство по административному делу, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке административного судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 128 данного Кодекса.
Если иное не предусмотрено КАС РФ, судья отказывает в принятии административного искового заявления в случае, если административное исковое заявление не подлежит рассмотрению и разрешению судом в порядке административного судопроизводства, поскольку это заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, в том числе судом в порядке гражданского или уголовного судопроизводства либо арбитражным судом в порядке, предусмотренном арбитражным процессуальным законодательством (п. 1 ч. 1 ст. 128).
Из положений указанных норм следует, что административные споры обусловлены отношениями власти и подчинения, в то время как в данном случае спор касается прав опекуна и подопечного, возникших из акта органа местного самоуправления. При этом критерием правильного определения вида судопроизводства (искового или административного) является характер правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не избранная лицом форма обращения в суд.
Учитывая, что права и обязанности возникают, в частности, из актов государственных органов и органов местного самоуправления (ст. 8 Гражданского кодекса РФ), споры об осуществлении этих прав, соединенные с требованиями о признании недействительными (незаконными) ненормативных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, и являющихся основанием их возникновения, а также споры о признании таких актов недействительными (незаконными), если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.
То обстоятельство, что в качестве ответчика указан орган местного самоуправления, само по себе не является основанием к рассмотрению дела в порядке административного судопроизводства, поскольку действующее законодательство не содержит положения о том, что все дела с участием государственных органов подлежат рассмотрению в порядке, установленном КАС РФ, независимо от характера правоотношений.
Судебная коллегия отменила решение суда и прекратила производству по делу, поскольку данный спор рассматривается по правилам искового производства.

Судебная практика по делам об административных правонарушениях

Дело N 4а-51/2016 мировой судья Катаевского судебного участка г. Сыктывкара Сыктывкарский городской суд

При применении полномочий, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, судье необходимо отразить в решении, какие именно процессуальные нарушения были допущены при рассмотрении дела, являются ли процессуальные нарушения существенными и влияют ли они на исход дела.
Постановлением мирового судьи производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении М. прекращено в связи с отсутствием состава правонарушения.
Решением судьи Сыктывкарского городского суда Республики Коми постановление мирового судьи отменено и материалы дела направлены на новое рассмотрение мировому судье.
Институт пересмотра не вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях, решений по результатам рассмотрения жалоб, протестов (ст. ст. 30.1 - 30.10 КоАП РФ) основан на положениях Конституции РФ, а именно статьи 46, которая во взаимосвязи со ст. ст. 15 (ч. 4) и 17 (ч. 1 и 3) предполагает возможность в случаях допущенных ошибок пересматривать не вступившие в законную силу судебные акты.
В этих целях суд наделен соответствующими полномочиями, в том числе полномочием отменить постановление по делу об административном правонарушении, решение по результатам рассмотрения жалобы, протеста и возвратить дело на новое рассмотрение в случаях существенного нарушения процессуальных требований, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело (п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ).
Из содержания положений ст. 30.7 КоАП РФ следует, что при пересмотре судебного акта поворот к худшему как правило не допустим.
Исключения из общего правила о запрете поворота к худшему допустимы лишь в качестве крайней меры, когда допущенные в предшествующем разбирательстве существенные процессуальные нарушения повлияли на исход дела, либо когда потерпевшим подана жалоба на мягкость примененного административного наказания, и неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл судебного решения как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей.
Таким образом, при применении полномочий, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, судье необходимо отразить в решении, какие именно процессуальные нарушения были допущены при рассмотрении дела, являются ли процессуальные нарушения существенными и влияют ли они на исход дела.
Приведенные требования судьей районного суда соблюдены не были.
Более того, как следует из содержания решения, при рассмотрении жалобы должностного лица административного органа судья дал оценку собранным по делу доказательствам и сделал вывод о наличии в действиях М. состава вмененного ему правонарушения.
Вместе с тем при отмене постановления и направлении дела на новое рассмотрение высказывание суждений, предрешающих исход дела, недопустимо. Разрешение вопроса о наличии в действиях лица состава правонарушения в данном случае возможно только на стадии повторного рассмотрения дела.
Постановлением заместителя Председателя Верховного суда Республики Коми решение районного суда отменено с направлением материалов дела в тот же суд на новое рассмотрение.
Индекс потребительских цен (индекс инфляции) по Республике Коми в феврале 2016 года составил 100,8%, в марте - 100,3%.

Поиск

Документы недели

Новости Партнеров

Наверх