Русский Север

Обзор апелляционной практики по гражданским делам за август 2013 года

Дело N 33-3982 Эжвинский районный суд г. Сыктывкара

Исходя из положений статьи 1064 Гражданского кодекса РФ для наступления ответственности за причинение вреда необходимо наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между наступлением вреда и противоправным поведением причинителя вреда и вина последнего.

А. обратился в суд к В. о взыскании компенсации морального вреда, указав в обоснование требований, что ДД.ММ.ГГГГ ответчица высказывала в отношении него нецензурные слова, чем оскорбила его, унизила его честь и достоинство. Приговором мирового судьи от ДД.ММ.ГГГГ ответчица признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 130 Уголовного кодекса РФ. В результате указанных действий ответчицы ему причинен моральный вред, он испытывал нравственные страдания, которые оценивает в <...> рублей. Также истец указал, что ответчица в порядке частного обвинения обвиняла его в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 116 Уголовного кодекса РФ. Приговором мирового судьи от ДД.ММ.ГГГГ истец оправдан по предъявленному обвинению и за ним признано право на реабилитацию. Причиненный моральный вред в связи с необоснованным возбуждением уголовного дела истец оценивает в <...> рублей.
Решением суда взыскана с В. в пользу А. компенсация морального вреда в размере <...> рублей.
В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
Как установлено судом первой инстанции, приговором мирового судьи от ДД.ММ.ГГГГ В. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 130 Уголовного кодекса РФ. Согласно приговору В. высказала в адрес А. нецензурное слово, унизив его честь и достоинство.
На основании части 4 статьи 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.
С учетом приведенных норм права, установленных по делу обстоятельств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения требования истца о компенсации морального вреда, причиненного ему в результате противоправных действий ответчицы.
Размер компенсации морального вреда определен судом первой инстанции в соответствии с требованиями статей 151, 1101 Гражданского кодекса РФ, с учетом степени вины ответчицы, совершившей преступление, требований разумности и справедливости. Оснований для снижения размера компенсации морального вреда не установлено.
Судом первой инстанции также установлено, что ДД.ММ.ГГГГ В. обратилась к мировому судье с заявлением о привлечении А. к уголовной ответственности по части 1 статьи 116 Уголовного кодекса РФ. Приговором мирового судьи от ДД.ММ.ГГГГ А. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.
Разрешая заявленное истцом требование о взыскании компенсации морального вреда в связи с возбуждением уголовного дела в порядке частного обвинения, по которому в отношении истца вынесен оправдательный приговор, суд первой инстанции исходил из положений главы 18 УПК РФ и, руководствуясь требованиями разумности и справедливости, определил размер компенсации морального вреда, подлежащий взысканию с ответчицы в пользу истца, в сумме <...> рублей.
В соответствии со статьей 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.
В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2011 N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" разъяснено, что право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения. Ввиду того, что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются. Вместе с тем лицо имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен и уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор.
Исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 5 Постановления от 17.10.2011 N 22-П "По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А.Тихомировой, И.И.Тихомировой и И.Н.Сардыко", необходимость обеспечения требования УПК РФ о реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (часть вторая статьи 6), не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу.
В данном случае уголовное дело, возбужденное в отношении истца, является делом частного обвинения, уголовное преследование осуществлялось частным обвинителем В., поэтому при определении оснований для компенсации морального вреда необходимо руководствоваться положениями части 1 статьи 1099 Гражданского кодекса РФ, согласно которой основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 данного Кодекса.
Исходя из положений статьи 1064 Гражданского кодекса РФ для наступления ответственности за причинение вреда необходимо наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между наступлением вреда и противоправным поведением причинителя вреда и вина последнего.
В силу положений части 1 статьи 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Согласно статье 22 УПК РФ потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения - выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном данным Кодексом.
Таким образом, возможность обращения ответчицы к мировому судье с заявлением в порядке частного обвинения в отношении истца предусмотрена законом.
Доказательств, свидетельствующих о том, что обращение В. в суд в порядке частного обвинения было направлено исключительно на причинение вреда А., материалы дела не содержат.
Принимая во внимание указанные выше обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводу, что в данном случае со стороны частного обвинителя имела место реализация конституционного права на обращение в органы, к компетенции которых относится рассмотрение поданного заявления. Оснований считать указанные действия злоупотреблением правом не имеется.
Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции в части удовлетворения требования истца о взыскании с ответчицы в его пользу компенсации морального вреда в сумме <...> рублей, причиненного необоснованным привлечением к уголовной ответственности, и приняла в указанной части новое решение об отказе истцу в удовлетворении данного требования. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Дело N 33-4058 Эжвинский районный суд г. Сыктывкара

Само по себе открытие на имя истца банковского счета "до востребования" применительно к пункту 1 статьи 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" не нарушает прав истца как потребителя на свободный выбор, предоставление истцу указанной услуги банком явилось результатом добровольного волеизъявления истца.

Коммерческий банк обратился в суд с иском к Н. о взыскании задолженности по кредитному договору и судебных расходов.
Н. обратилась в суд со встречным иском к коммерческому банку, указывая на то, что по условиям кредитного договора кредит предоставлен ей с условием оплаты "иных платежей", включающих платежи по тарифному плану, с чем она не согласна. При погашении кредита она уже выплатила банку денежную сумму в размере <...> рублей, в связи с чем просила признать данное условие ничтожным, взыскать с ответчика по встречному иску уплаченную сумму <...> рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами от этой суммы в размере <...> рублей за спорный период.
Решением суда исковые требования коммерческого банка и встречные исковые требования Н. удовлетворены. Взыскана с Н. в пользу коммерческого банка задолженность по кредитному договору в размере <...> рублей. Взысканы с коммерческого банка в пользу Н. оплаченный платеж по тарифному плану в размере <...> рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере <...> рублей, штраф в размере <...> рублей, всего - <...> рублей.
Материалами дела установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между коммерческим банком и Н. заключен кредитный договор, по условиям которого ответчице предоставлен кредит в размере <...> рублей с уплатой процентов за пользование кредитом 0,12% ежедневно на срок 60 месяцев.
На основании подпункта 3.1.1 пункта 3 кредитного договора Н. (заемщик) обязалась до 14 числа (включительно) каждого месяца, начиная с ММ.ГГГГ, обеспечить наличие на счете или внесение в кассу банка денежных средств в размере суммы ежемесячного платежа, указанном в графике платежей, который является неотъемлемой частью договора.
В соответствии с подпунктом 4.3 пункта 4 заемщик обязалась в случае несвоевременной уплаты ежемесячного платежа либо несвоевременного исполнения требования банка о досрочном погашении задолженности уплачивать банку пеню в размере 0,5% от суммы просроченной задолженности за каждый день просрочки.
Подпунктом 5.3. пункта 5 кредитного договора установлено право банка расторгнуть договор в одностороннем порядке либо потребовать досрочного возврата кредита, уплаты процентов за пользование кредитом, пени, предусмотренных договором, при наличии хотя бы одного из обстоятельств: при просрочке, в том числе однократной задержке уплаты ежемесячного платежа на срок более 10 дней, либо при утрате обеспечения кредита или ухудшения его условий, под которыми стороны признают нарушение условий договоров обеспечения, в случае, если заемщик не предоставит иное обеспечение, принятое банком.
Принятые обязательства по предоставлению кредита банк исполнил в полном объеме, что подтверждается мемориальным ордером.
Удовлетворяя исковые требования банка, суд исходил из того, что заемщиком условия кредитного договора не исполнялись, в связи с чем истец в соответствии с частью 2 статьи 811 Гражданского кодекса РФ и подпунктом 5.3 пункта 5 кредитного договора вправе потребовать от заемщика Н. досрочного возврата оставшейся суммы кредита и предусмотренных договором неустойки и процентов.
Вывод суда соответствует закону и подтверждается материалами дела.
Удовлетворяя требования Н., суд исходил из признания незаконным включения в график платежей, осуществляемых истицей, комиссии за годовое обслуживание по тарифному плану, придя к выводу, что оспариваемая истицей сумма <...> рублей выплачена ею в рамках кредитного договора.
В соответствии со статьей 166 Гражданского кодекса РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
В силу статьи 167 Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения (статья 168 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии со статьей 30 Федерального закона N 395-1 от 02.12.1990 "О банках и банковской деятельности" отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Согласно материалам дела при оформлении кредитного договора Н. подано заявление о присоединении к правилам открытия, ведения и закрытия счетов физических лиц в коммерческом банке "П", которым она подтвердила свое согласие с указанными правилами и просила открыть ей банковский счет "до востребования" в рамках тарифного плана <...>.
На основании указанного заявления заемщику открыт банковский счет "до востребования" по названному тарифному плану.
Как следует из содержания графика платежей, в него включена оплата тарифного плана на условиях, оформленных с клиентом отдельным договором. Оплата составила <...> рублей в год.
В период действия договора Н. ДД.ММ.ГГГГ произведен платеж по тарифному плану в размере <...> рублей, определенный в графике платежей как "иные платежи". Внесение оплаты подтверждается приходным кассовым ордером.
В соответствии с частью 1 статьи 846 Гражданского кодекса РФ при заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами.
Исходя из вышеизложенного, между Н. и коммерческим банком установлены договорные отношения, в рамках которых банк обязался открыть клиенту банковский счет "до востребования" по тарифному плану <...>.
Как следует из положений правил открытия, ведения и закрытия счетов физических лиц в коммерческом банке, тарифный план - совокупность условий обслуживания клиента, которые, в частности, включают размеры комиссионных вознаграждений банка за обслуживание клиента, ставки процентов, начисляемых на остаток средств на счете "до востребования", тип выпускаемой клиенту пластиковой карты, минимальный остаток средств на счете "до востребования", ставки процентов за овердрафт и др. При заключении договора клиент может выбрать любой тарифный план из числа действующих. Согласно указанным правилам клиент выбирает тарифный план, по которому он намерен обслуживаться, в момент подачи заявления о присоединении к правилам. В случае, если в заявлении о присоединении не указан выбранный тарифный план, считается, что клиент заключил договор об открытии и ведении счета на условиях тарифного плана "Б".
При этом клиентам на выбор банк предлагает шесть тарифных планов с разной стоимостью обслуживания, среди них бесплатный "Б".
Из Положения "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации", утвержденного Банком России 26.03.2007 N 302-П, следует, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета.
Ссудные счета представляют собой счета, используемые для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами.
Таким образом, ссудный счет не является банковским счетом физического лица, то есть банковской операцией, в том смысле, который следует из части 1 статьи 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", в связи с чем действия банка по открытию и ведению ссудного счета не являются банковской услугой, оказываемой заемщику, а являются обязанностью банка, носящей публично-правовой характер.
При этом ведение ссудного счета является обязанностью банка перед банком России, а не перед потребителем-заемщиком. Счета, на которых осуществляется учет ссудной задолженности, не могут существовать отдельно от кредита. Операции по таким счетам клиентами производиться не могут.
Счета же "до востребования" открываются клиентами банка на основании их заявления для совершения операций по зачислению денежных средств, учета денежных средств, проведения любых расчетных операций, в том числе не связанных с кредитными отношениями между клиентом и банком.
Согласно статье 845 Гражданского кодекса РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.
На основании статьи 851 Гражданского кодекса РФ банк вправе устанавливать в договоре банковского счета плату за услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.
Таким образом, открытие банковского счета Н. представляет собой самостоятельную банковскую услугу по расчетному обслуживанию.
В связи с чем вывод суда в части того, что фактически счет "до востребования" является ссудным счетом, а оплата тарифного плана по своей сути является платной услугой банковского учреждения по ведению ссудного счета, является ошибочным.
Соответственно, денежная сумма в размере <...> рублей уплачена истицей не по кредитному договору, а за обслуживание счета "до востребования" по тарифу <...>.
При этом данный вид услуги относится к дополнительной банковской услуге, востребованной клиентом, за которую банк вправе взимать плату в соответствии с установленными тарифами, которые являются общедоступными и едиными для клиентов.
Исходя из положений статьи 421 Гражданского кодекса РФ, в силу которой стороны свободны в заключении договора, принимая во внимание, что выбор тарифного плана Н. осуществлен самостоятельно, тариф <...> предполагает предоставление самостоятельных услуг, не связанных с кредитным договором, учитывая положения части 1 статьи 846 Гражданского кодекса РФ, названные денежные средств в размере <...> рублей правомерно получены банком от Н.
В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законом или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
Согласно пункту 2 той же статьи запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).
Таким образом, положения приведенного пункта 2 статьи 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" направлены на защиту имущественных интересов потребителей от действий контрагента, обусловившего приобретение нужного потребителю товара приобретением другого товара, который потребителю не нужен и на приобретение которого потребитель не желал бы нести затраты.
Однако оснований для вывода о том, что выдача кредита Н. обусловлена обязательным заключением договора об оказании другой банковской услуги - договора банковского счета, материалы дела не содержат.
В соответствии с заявлением о присоединении к правилам открытия, ведения и закрытия счетов физических лиц в коммерческом банке Н. просила открыть ей банковский счет "до востребования" в рамках тарифного плана <...>.
Ведение счетов "до востребования" является возмездной услугой, стоимость которой, в частности, для тарифа <...> составляет <...> рублей в год.
С тарифами истица ознакомлена.
При таких обстоятельствах само по себе открытие на имя истца банковского счета "до востребования" применительно к пункту 1 статьи 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" не нарушает прав истицы как потребителя на свободный выбор, предоставление ей указанной услуги банком явилось результатом ее добровольного волеизъявления.
Принимая во внимание, что договор банковского счета является возмездным, а взимание платы за расчетное обслуживание прямо предусмотрено законом, взимание платы за обслуживание тарифного плана по указанному договору банковского счета соответствует закону, а, следовательно, не может считаться нарушением прав потребителя.
Поскольку в судебном заседании истицей факт нарушения ее прав со стороны банка доказан не был, оснований для удовлетворения ее требований у суда не имелось.
Судебная коллегия отменила решение суда в части удовлетворения требований Н. с принятием нового решения в указанной части об отказе Н. в иске. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Дело N 33-4291 Сосногорский городской суд

Поскольку ответчик уволился по собственному желанию, не отработав полный рабочий период, за который ему предоставлен оплачиваемый отпуск, возможности произвести соответствующее удержание из его заработной платы у работодателя не имелось в связи с отсутствием средств, причитающихся ответчику к выплате при окончательном расчете, в добровольном порядке ответчик заявленную сумму не возвратил, у работодателя возникло право требовать взыскания данных денежных сумм, в том числе в судебном порядке.

ООО "Н" обратилось в суд с иском к В. о взыскании денежных средств в размере <...> рублей за неотработанные дни отпуска, <...> рублей за спецодежду.
Решением суда иск ООО "Н" оставлен без удовлетворения.
Материалами дела установлено, что ДД.ММ.ГГГГ ответчик 01.12.2010 принят в ООО "Н" слесарем-ремонтником 4 разряда, с ним заключен трудовой договор.
Согласно приказу от ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с графиком отпусков на 2013 год ответчику предоставлен ежегодный основной оплачиваемый отпуск за период работы с 01.12.2012 по 30.11.2013, продолжительностью 44 календарных дня, с 10.10.2013 по 22.02.2013.
В соответствии со статьей 212 Трудового кодекса Российской Федерации, требованиями Положения об оплате труда, материальном стимулировании и социальных гарантиях работников ООО "Н", перечнем спецодежды, спецобуви и других средств индивидуальной защиты, подлежащих выдаче работникам ООО "Н", ответчику выданы средства индивидуальной защиты, 28.10.2011 - костюм утепленный, валенки, 13.09.2012 - костюм, сапоги резиновые, каска строительная.
Приказом от ДД.ММ.ГГГГ прекращено действие трудового договора с В., 22.02.2013 ответчик уволен по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ.
При увольнении указанные средства индивидуальной защиты ответчиком не были возвращены работодателю.
Согласно расчету, представленному истцом, В. использовано авансом 33 календарных дня отпуска за период работы с 01.12.2012 по 30.11.2013, за неотработанные дни отпуска ответчику выплачено <...> рублей; остаточная стоимость средств индивидуальной защиты составляет <...> рублей.
Отказывая в удовлетворении требований о взыскании с ответчика денежных средств за неотработанные дни отпуска, предоставленного авансом, суд первой инстанции пришел к выводу о необоснованности данного требования.
При этом суд исходил из того, что данные денежные средства являются излишне выплаченной заработной платой и поэтому не могут быть взысканы с работника в силу части 4 статьи 137 Трудового кодекса РФ.
В соответствии со статьей 114 Трудового кодекса РФ работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка.
Статьей 122 Трудового кодекса РФ установлено, что оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно.
В силу приведенных положений, а также статей 115, 116 Трудового кодекса РФ ежегодный оплачиваемый отпуск предоставляется за рабочий год, который наемный работник должен отработать. При этом законодательство возлагает на работодателя обязанность предоставлять работнику полный отпуск с оплатой в течение рабочего года и не предусматривает возможность предоставления данного отпуска пропорционально отработанному работником времени и с частичной оплатой.
Абзацем 5 части 2 статьи 137 Трудового кодекса РФ предусмотрено право работодателя на удержание из заработной платы работника денежных средств за неотработанные дни отпуска в случае увольнения работника по собственному желанию до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск.
Таким образом, законодатель предусматривает, что в указанном случае у работника перед работодателем возникает соответствующая задолженность и работодатель вправе принимать меры по ее погашению в виде удержания из заработной платы.
В данном случае удержание произведено не было, поскольку на момент увольнения у ответчика не было начисленной, но не выплаченной заработной платы.
Однако реализация работодателем права на возврат денежных средств за неотработанные наемным работником дни отпуска не может ставиться в зависимость от наличия либо отсутствия у данного работника на момент увольнения (в том числе, как результат действий работника) начисленной, но не выплаченной заработной платы, из которой может быть произведено удержание.
В противном случае это ставило бы в неравное положение работника, с заработной платы которого произведено удержание в связи с наличием у него начисленной заработной платы на момент увольнения, по сравнению с аналогичной ситуацией с работником, у которого на момент увольнения такие начисленные суммы отсутствовали, и с которого такие удержания не произведены, при том что статьей 3 Трудового кодекса РФ запрещена дискриминация в сфере труда.
Таким образом, отсутствие на момент увольнения начисленной, но не выплаченной заработной платы не освобождают ответчика от обязанности возвратить работодателю суммы оплаты за неотработанные дни отпуска.
Оснований для применения положений части 4 статьи 137 Трудового кодекса РФ при разрешении данного спора не имеется.
Оплата отпуска работнику производится из расчета среднего заработка, исходя из фактически начисленной работнику заработной платы и отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих началу отпуска, не позднее, чем за три дня до его начала (статьи 114, 136 и 139 Трудового кодекса РФ).
При этом Трудовой кодекс РФ не только не предусматривает возможность предоставления ежегодного основного оплачиваемого отпуска пропорционально отработанному работником времени, но и не допускает частичной оплаты отпуска.
Работодатель обязан оплатить отпуск в полном объеме, а потому на момент произведения спорных выплат они не являются излишне выплаченными. В контексте части 4 статьи 137 Трудового кодекса РФ под излишне выплаченной заработной платой понимается такая выплата, которая на самом деле не должна была иметь места, но фактически была произведена по ряду обстоятельств (например, работодатель неправильно применил нормы трудового законодательства, допустил счетную ошибку, работник представил недостоверные сведения и т.д.).
В силу того, что в данном случае заявленная задолженность возникла у ответчика на момент увольнения в связи с законной выплатой ему денежных средств в качестве отпускных, эти средства не могут быть расценены как излишне выплаченные.
Поскольку ответчик уволился по собственному желанию, не отработав полный рабочий период, за который ему предоставлен оплачиваемый отпуск, возможности произвести соответствующее удержание из его заработной платы у работодателя не имелось в связи с отсутствием средств, причитающихся ответчику к выплате при окончательном расчете, в добровольном порядке ответчик заявленную сумму не возвратил, у работодателя возникло право требовать взыскания данных денежных сумм, в том числе в судебном порядке.
Таким образом, основания для отказа в иске в названной части требований у суда отсутствовали.
В соответствии с положениями статьи 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный материальный ущерб.
Согласно статье 221 Трудового кодекса РФ ответчик был обеспечен специальной одеждой, специальной обувью работодателем бесплатно, за счет средств работодателя.
В силу пункта 9 Межотраслевых правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты, утвержденных приказом Минздравсоцразвития РФ от 01.06.2009 N 290н, работодатель обязан обеспечить информирование работников о полагающихся им СИЗ. При заключении трудового договора работодатель должен ознакомить работника с настоящими Правилами, а также с соответствующими его профессии и должности типовыми нормами выдачи СИЗ.
Пунктом 60 Методических указаний по бухгалтерскому учету специального инструмента, специальных приспособлений, специального оборудования и специальной одежды, утвержденных приказом Минфина России от 26.12.2002 N 135н, предусмотрено, что специальная одежда выдается работникам в порядке, установленном коллективным договором, на основе типовых отраслевых норм бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, а также правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты, утвержденных в установленном порядке.
Выдача работникам и возврат ими специальной одежды должны отражаться в личных карточках работников (пункт 61).
В документах, оформляющих отпуск специальной одежды работникам (требования и т.п.), наряду с другими реквизитами следует отражать основание выдачи, а в личной карточке - срок носки, процент годности на момент выдачи (пункт 62).
Суд первой инстанции, проанализировав положения статей 137, 221, 232, 238, 246 Трудового кодекса РФ, вышеуказанных Межотраслевых правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты, пришел к обоснованному выводу о том, что законных оснований для удовлетворения требований истца не имеется, поскольку данные нормы не предусматривают взыскание денежных средств за средства индивидуальной защиты, выданные работнику, при его увольнении с предприятия.
В свою очередь, как обоснованно отмечено судом, каких-либо локальных актов, регламентирующих порядок возврата средств индивидуальной защиты при увольнении, действующих на предприятии, истцом суду не представлено. В трудовом договоре, заключенном истцом и ответчиком, не содержится обязательств ответчика по возврату денежных средств работодателю при его увольнении с работы за выданные ему средства индивидуальной защиты.
При увольнении работника работодатель вправе требовать возврата выданной спецодежды (срок использования которой не истек) или возмещения ее стоимости с учетом износа в случае закрепления этого порядка в коллективном договоре или ином локальном документе, а также при условии правильного оформления первичных документов, подтверждающих факт, стоимость и дату выдачи спецодежды.
Оснований для отмены решения в данной обжалуемой части не имеется.
Судебная коллегия отменила решение суда в части отказа в удовлетворении требований ООО "Н" к В. о взыскании денежных средств за неотработанные дни отпуска и приняла в указанной части новое решение, которым взысканы с В. в пользу ООО "Н" денежные средства в сумме <...> рублей за неотработанные дни отпуска. В остальной части решение оставлено без изменения.

Индекс потребительских цен (индекс инфляции) по Республике Коми в августе 2013 года по отношению к июлю 2013 года составил 100,1%.

Поиск

Документы недели

Новости Партнеров

Наверх